Интернет в контексте правового регулирования

контрольная работа

1. Архитектура сети Интернет

Для целей настоящего издания и дисциплины Сеть Интернет с точки не требуются специальные технические познания, относящиеся к информационным наукам, кроме того, на сегодняшний день у многих читателей уже сформированы базовые представления о том, что представляет собой Интернет с технической точки зрения. Вместе с тем имеет смысл еще раз осветить основные технические особенности сети Интернет для того, чтобы определить их взаимосвязь с системными и частными правовыми проблемами регулирования отношений в пространстве телекоммуникационных сетей, поскольку именно они задают основной характер правовых проблем.

Сам термин Интернет («Internet») этимологически восходит к словосочетанию «interconnected networks», т.с. «взаимосоединенные сети» (а не «international network», т.е. «международная сеть», как можно было бы предположить). Исходя именно из этого понимания и строится глобальная паутина. Логика здесь следующая На сегодняшний день доступно множество различных описаний того, как устроен Интернет. Случайным примером может послужить инструкция для пользователей Университета Лидса, доступная по одной из первых ссылок поисковых механизмов при запросе по соответствующим ключевым словам, см.: An introduction to the Internet, Internet concepts, the programs necessary to use the Internet and how to connect to the Internet // University of Leeds. Information Systems Services. 2004.. В условной исходной ситуации можно представить, что один компьютер (или, говоря языком российского законодательства, электронная вычислительная машина или, сокращенно, ЭВМ) может функционировать независимо от других. Именно так, например, значительная часть пользователей «жила» в информационном пространстве в России еще в первой половине 1990-х гг., обмениваясь друг с другом информацией первоначально на дискетах.

В то же время практически всегда компьютеры могли быть объединены между собой в сеть посредством кабеля -- например, для передачи данных. Уже такое простое объединение, но сути, образует компьютерную сеть. При этом для управления таким соединением требуются определенные программные средства. Далее несколько компьютеров могут быть объединены в локальную сеть (LAN -- Local Area Network). Как правило, это имеет организационное и экономическое значение в той ситуации, когда несколько компьютеров используются в рамках одной обособленной деятельности. Па практике локальные сети существуют в большинстве организаций. Исторически локальные сети образовывали и интернет-провайдеры, предоставляя всем своим клиентам доступ к различным ресурсам внутри этой сети.

Далее, компьютеры, которые должны быть по разным причинам объединены в сеть на значительной территории, выходящей, как правило, за пределы одной организации, могут быть объединены в региональную сеть (WAN -- Wide Area Network), которая предполагает более высокий масштаб, чем локальная сеть и также может предполагать использование программных и аппаратных средств более высокого уровня. И нередко региональные сети объединяют как индивидуальные компьютеры, так и различные локальные сети -- и, по сути дела, уже образовывают «сеть сетей» в определенном масштабе.

Интернет представляет собой, говоря простым языком, глобальную компьютерную сеть, условно, -- техническое объединение всех возможных локальных сетей, региональных сетей и индивидуальных компьютеров. Такое объединение было бы невозможным, если бы в Интернете не использовались унифицированные протоколы передачи данных, которые позволяют компьютерам взаимодействовать между собой, передавая информацию.

На сегодняшний день единство процедур передачи данных в сети Интернет обусловлено использованием набора сетевых протоколов, известных как «TCP/IP» -- «Transmission Control Protocol» и «Internet Protocol».

В самом общем смысле протоколы передачи данных определяют, говоря языком информатики, на логическом уровне обмен данными между различными программами. С точки зрения архитектуры они содержат прикладной уровень (application layer), транспортный уровень (transport layer), сетевой уровень (Internet layer) и «канальный» уровень, или уровень связи (link layer), причем каждый из которых используется для разрешения различных задач, объединенных общей целью передачи данных.

Рассмотрение технических аспектов функционирования протоколов выходит за пределы настоящего учебника, в центре которого находятся юридические проблемы регулирования отношений в сети Интернет, скорее, на общем уровне приближения, однако для правовых аспектов важно, что сеть Интернет (в отличие от информационно-телекоммуникационных сетей как общего понятия) индивидуализируется именно по критерию использования протоколов TCP/IP. Кроме того, некоторые аспекты, связанные с работой протоколов, могут иметь значение для архитектурного подхода к правовому регулированию отношений в сети Интернет -- правовое воздействие на протокол, как будет показано далее, «автоматически» оказывает опосредованное правовое воздействие на более высокие уровни интернет-архитектуры, находящиеся над протоколом, например, уровень контента как такового.

Одним из основных элементов, относящихся, скорее, к прикладному уровню протоколов TCP/IP, является протокол UDP (User Datagram Protocol), который оптимален для обработки небольших запросов, поступающих на серверы от значительного числа клиентов. Посредством данного протокола возможна пересылка сообщений по сети без необходимости предварительного сообщения для установки специальных каналов передачи или путей данных и без подтверждения о доставке. В последнее время (к дате написания настоящего текста) приводилась статистика, согласно которой большое количество торрент-трекеров перешли на использование протокола UDP вместо TCP. Некоторое время назад в сети появилась информация о том, что в связи с этим, в том контексте, что торрент-трекеры широко используются для распространения контента с нарушением интеллектуальных нрав, Институт развития Интернета России предложил ввести ответственность за использование юридическими лицами трафика по протоколу UDP. Это решение неоднозначно, поскольку сам по себе протокол UDP едва ли может рассматриваться как «пиратский», однако логика такого п ре/ую жен ия заключается именно в «сильном архитектурном воздействии» на уровень протокола сети Интернет, который «автоматически» затруднит использование всех приложений, в том числе используемых для распространения «пиратского» контента. Впоследствии, однако, данная информация была опровергнута Лихачев Н. Глава института развития Интернета опроверг наличие планов по блокировке торрентов на уровне протокола..

Из сказанного выше следует, что сеть Интернет Сетевые адреса и доменные имена представляет собой глобальную сеть локальных и региональных компьютерных сетей, а также индивидуальных компьютеров, единство которой технически обеспечивается использованием единого протокола -- TCP/IP. Как осуществляется идентификация ключевых узлов в сети Интернет и навигация между ними? Для этого используются IP-адреса (сетевые адреса) и доменные имена.

Устройство В современных условиях «Интернета вещей» будет более точным говорить «устройство», чем «компьютер», если только не использовать последний термин в максимально широком (но юридически верном) смысле любой ЭВМ. Сейчас практически любое устройство, включающее ЭВМ, может быть подключено к Интернету -- вплоть до бытовой техники., подключенное к сети, должно быть как-либо идентифицировано для того, чтобы к нему можно было обращаться, причем идентифицировано оно должно быть как для других устройств (компьютеров), так и для человека. При этом очевидно, что такая идентификация может различаться с точки зрения оптимальности восприятия. С использованием компьютера проще обрабатывать информацию, выраженную в цифрах и числах, тогда как человеку -- информацию, выраженную средствами естественного языка.

IP-адрес представляет собой своего рода «числовой ярлык», который распределен для устройства и как бы «навешен» па него в сети для того, чтобы разрешить проблему идентификации устройства и навигации к нему через сеть. Основной принцип IP-адреса -- это машиночитаемое, хотя очевидно, что он также и человекочитаем, но с меньшим удобством для запоминания и выполнения любых других не технических, а юридических функций, например, индивидуализации товаров и услуг подобно товарным знакам. Например, IP-адрес сайта издательства «Юрайт». Данный IP-адрес относится к наиболее распространенному сейчас протоколу IPv4 (протокол IP версии А) Количество адресов в данном протоколе логически ограничено, и они фактически уже исчерпаны на данный момент. В скором времени мы можем ожидать рост популярности протокола IPv6 (протокол IP версии 6, который предполагает иной формат и большее количество возможных адресов)..

Для того чтобы привести в вышеуказанном примере IP-адрес, автор воспользовался командой «ping» в командной строке Windows применительно к доменному имени (набрав в строке, доступной при нажатии на кнопку «Пуск» «and» для запуска командной строки и введя в ней «ping www.urait.ru»). Это один из нескольких доступных способов узнать IP-адрес но доменному имени. На сайт издательства при этом можно зайти, набрав в строке браузера как доменное имя, так и I P-адрес. Этот способ будет давать однозначные результаты в том случае, если с IP-адресом ассоциировано одно доменное имя. В юридической практике, связанной с отношениями в сети Интернет, часто бывает необходимым идентифицировать устройства по IP-адресам, для чего может быть использован именно такой подход.

Соответственно, в отличие от IP-адреса, основная задача доменного имени -- обеспечить удобный для запоминания и идентификации средствами преимущественно естественного языка способ определения интернет-сайтов. Устройства как бы взаимодействуют между собой посредством IP-адресов, имеющих числовое выражение, по этого явно было бы недостаточно для реального использования адресации в общественных отношениях.

В случае если бы в сети Интернет использовались бы только сетевые адреса, приходилось бы запоминать IP-адрес каждого интернет-ресурса, а его не соответствует как интересам потребителей, так и интересам бизнеса. В определенном смысле появление и развитие системы доменных имен обусловлено экономическим спросом на определенный способ выражения информации, доступный для широкого использования в самых разных сферах коммуникации. Для потребителей при этом наиболее важной является простота запоминания и обращения, тогда как для бизнеса -- возможность использовать доменные имена в маркетинге, а для публичных организаций -- в целом как одно из средств стратегической коммуникации с аудиторией.

Также принципиально важным моментом является то, что один IP-adpec может быть связан с несколькими доменными именами (отсюда следует, например, что блокировка одного сайта по IP-адресу может привести к блокировке целого ряда ресурсов, содержательно и административно не связанных с блокируемым, что может нарушить права владельцев таких «третьих» сайтов).

Можно допустить несколько различных способов конструирования формальной модели интернет-архитектуры, которые можно было бы использовать в целях развития правового регулирования отношений в сети Интернет и в целом -- для разрешения различных правовых проблем, связанных с глобальной сетью. Одним из наиболее наглядных (для увязывания того, как Интернет организован с технической точки зрения, и того, как он может регулироваться) является подход, в центре которого находятся уровни интернет-архитектуры.

Данный подход полноценно представлен в работе Л. Б. Солума и М. Чанга «Принцип уровней: интернет-архитектура и право» Solum L. Chung М. The Layers Principle: Internet Architecture and the Law // Social Science Research Network. . Авторы предлагают рассматривать сеть Интернет в контексте правового регулирования не столько с точки зрения различных партикулярных проблем (а именно этот подход мы наблюдаем сейчас в большинстве юрисдикций -- государства разрешают правовые проблемы, связанные с сетью Интернет, скорее, но мере их поступления, а не на основе какого-либо системного и фундаментального подхода к регулированию отношений в глобальной сети), сколько с точки зрения нескольких уровней, на которые может быть разбита архитектура сети Интернет.

Они, в частности, выделяют следующие уровни интернет-архитектуры:

1) уровень контента, включающий в себя информацию, которой пользователи (в широком смысле слова) обмениваются между собой;

2) уровень приложений, включающий в себя программное обеспечение, которое используется при взаимодействии посредством Интернета;

3) уровень передачи данных («транспортный» уровень), включающий в себя протокол TCP, разбивающий данные на пакеты;

4) уровень интернет-протокола, включающий в себя протокол /Р, определяющий порядок передачи данных;

5) уровень связи («link layer»), включающий в себя интерфейс между устройствами пользователей и физическим уровнем;

6) физический уровень -- все физические устройства, включая провода, оптоволоконные кабели, устройства спутниковой связи и т.п.

Основная идея, развиваемая авторами в рамках данного подхода, заключается в том, что правовое воздействие возможно на каждый из этих уровней отдельно, но при этом воздействие на каждый нижестоящий уровень будет «автоматически» воздействовать и на вышестоящий. Самый простой и грубый пример: правовое воздействие на физический уровень будет воздействовать на все вышестоящие уровни, вплоть до уровня контента. Например, запрет на использование любых ЭВМ в принципе относился бы, скорее, к физическому уровню, но было бы весьма затруднительно нарушить авторские права в Интернете, если Интернета как такового не существует по причине невозможности использования устройств, которые могли бы быть объединены в глобальную сеть. Более мягкий пример: отсутствие в социальных сетях технической возможности загружать видеофайлы (уровень приложений) привело бы к невозможности нарушения таким способом авторских прав на кинофильмы. Читатель может продумать еще несколько аналогичных примеров -- как гипотетических, так и основанных на реальной практике.

При этом допустимо привести и несколько практических примеров из актуальной практики регулирования отношений в сети Интернет в Российской Федерации.

Правовые конфликты, связанные с распространением порочащей информации в сети Интернет, в рамках данной модели, разрешаются преимущественно на уровне контента, а ограничение информации в соответствии со ст. 15.1 Закона об информации (например, детской порнографии) предполагает смешанную процедуру: сначала хостинг-провайдеру и владельцу сайта предлагается удалить контент (уровень контента), но если этого не происходит, осуществляется блокировка сайта (уровень интернет-протокола). В особо острых ситуациях, когда правоохранительные органы изымают у нарушителей сетевое оборудование, правовое воздействие, очевидно, осуществляется на физическом уровне.

Проблема адекватности Основной проблемой правового регулирования общественных отношений, связанных с инновационными технологиями, в нашем случае -- с сетью Интернет, является скорость развития данных технологий, несопоставимая с «нормальным ходом» как законотворческого процесса, так и правотворчества в широком смысле слова Например, с точки зрения одного из авторов концепции «технологической сингулярности» Р. Курцвейла, в некоторых системах, включая развитие технологий, действует «закон ускоряющейся отдачи», согласно которому такие системы развиваются экспоненциально -- как если бы темп развития данных технологий мог бы быть выражен геометрической прогрессией, подразумевающей в том числе, что последующие изменения наступают быстрее, чем предшествующие.. Право по своей природе консервативно. При этом еще древнегреческие мыслители писали о том, что полноценный закон как таковой, но своей сути, не может стать основой жизни общества за небольшой промежуток времени и требует для этого нескольких поколений.

В различных правовых системах можно найти много подтверждений данному тезису. Основное из них заключается в том, что само правовое регулирование отношений в сети Интернет, не считая отдельных вопросов, не имеющих прямой связи с системными правовыми проблемами данной сети (таких как, например, проблема соотношения прав на доменные имена и товарные знаки, известная уже давно и решение которой незначительно отстало от развития технологического аспекта), появилось довольно поздно. Характерным социальным отражением такого положения дел стало то, что у многих пользователей к моменту появления правового регулирования, прямо нацеленного на сеть Интернет, уже сложилось впечатление о глобальной сети как о виртуальном пространстве, где реальные законы либо не действуют в принципе (в том числе сюда относится концепция Интернета как отдельной юрисдикции), либо практически неприменимы на практике. Соответственно, любые инициативы но регулированию Интернета в некотором смысле предсказуемо воспринимались как реальное вмешательство в уже сложившиеся отношения и при этом как потенциальное посягательство на права и свободы человека и гражданина, ни больше ни меньше. Однако объективно следует признать, что правовое регулирование сети Интернет появляется там, где отношения в данной сети перестают относиться к субкультуре.

Так, например, в России 1990--2000-х гг., особенно в первой половине данного временного отрезка, Интернет в большей степени относился к субкультуре (в широком смысле этого слова), которая объединяла энтузиастов. Необходимость прямого законодательного регулирования области отношений, которая полностью или в значительной части ограничена определенным числом людей, у которых есть объединяющий признак (например, в виде предрасположенности), явно способствующий саморегулированию в данной области, может быть поставлена под сомнение. В то же время с 2000-х гг. начинается стремительное проникновение Интернета во все области деятельности российского общества, и в число пользователей сети начинает входить все больше и больше людей, которых сложно отнести к числу именно энтузиастов информационных технологий. Если раньше статус «пользователя Интернета» подразумевал наличие определенного и нередко высокого уровня компьютерной грамотности, то на данный момент этот признак едва ли является определяющим для большей части пользователей, и данная тенденция становится лишь более интенсивной. Широкое распространение и диверсификация функциональности мобильных устройств, внедрение интернет-технологий в самые разные аспекты социальной и образовательной сферы свидетельствуют о том и делают установку на то, что «среднестатистический пользователь» уже не обладает какими-либо особыми компьютерными навыками и знаниями. Это в том числе означает, что для такого пользователя в Интернете выше риски, а возможность найти между такими пользователями какой-либо объединяющий признак (аналогично энтузиазму, присущему пользователям на раннем этапе развития сети), который способствовал бы соблюдению неартикулированных этических стандартов, формированию гражданско- правовых обычаев и саморегулирования, значительно ниже.

Таким образом, с учетом того, что интернет-технологии из субкультуры стали элементом культуры массовой и «официальной», законодательное регулирование отношений, связанных с такими технологиями, представляет собой предсказуемо закономерный процесс. Вместе с тем проблема соответствия между темпами правотворчества и развития информационных технологий остается, и причем она весьма остра. Интернет как бы опережает законодательство на один или даже несколько шагов вперед. Например, первая редакция Закона об информации (27 июля 2006 г.) уже содержала понятие «сайта в сети “Интернет”», но не содержала никаких более принципиальных уточнений понятий либо норм, имеющих отношение к характерным (и требующим какого-либо разрешения) отношениям в сети.

Обратим внимание, что с точки зрения истории развития сети Интернет и анализа данных тенденций период примерно с 2005 по 2009 г. уже может быть описан как период, относящийся к расцвету Web 2.0!, с его «задействованием коллективного интеллекта» посредством стимулирования пользовательского контента, использования различных аналитических технологий, и формирования широких и популярных площадок для публичного взаимодействия пользователей. Такие системные правовые проблемы регулирования сети Интернет, как идентификация пользователей, определение юрисдикции и пределы ответственности информационных посредников, актуализируются именно на этапе Web 2.0, по свое отражение в российском законодательстве они постепенно начнут находить много позже.

Первым относительно прямолинейным ответом на такие вызовы в российском законодательстве можно считать, пожалуй, определение особенностей ответственности информационного посредника в разрезе гражданско-правовых отношений и интеллектуальных прав в ст. 1253.1 ГК РФ, введенной Федеральным законом от 02.07.2013 № 187-ФЗ, т.е. примерно через семь лет после принятия Закона об информации, нацеленного в том числе на регулирование отношений в сети Интернет.

Делись добром ;)