Криминалистическая диагностика

курсовая работа

Материальные носители информации, используемые при криминалистической диагностике

Для изучения возможностей криминалистической диагностики необходимо рассмотреть, какие виды материальных носителей могут быть объектами диагностического исследования. Определяя существо и процессуальную природу материальных носителей криминалистической информации, в первую очередь имеют в виду вещественные доказательства. Раскрывая понятие вещественного доказательства, выделяют обычно четыре его главных признака:

а) вещественный характер, материальность объекта;

б) наличие прямой или косвенной связи с расследуемыми обстоятельствами;

в) способность предмета содействовать установлению наличия или отсутствия того или иного элемента состава преступления;

г) приобщение к делу в качестве вещественного доказательства.

Учитывая большой диапазон связей вещественных доказательств с событием преступления, было предложено трактовать понятие вещественного доказательства достаточно широко, включая в него как отдельные предметы, так и «вещественную обстановку» места происшествия, подразумевая под ней сложный комплекс материальных объектов и преследуя при этом цель увеличения возможностей извлечения информации.

В соответствии с трактовкой понятия «вещественное доказательство», даваемое в законе, различают предметы:

а) которые служили орудием преступления;

б) которые сохранили на себе следы преступления;

в) являющиеся объектами преступных действий;

г) которые могут служить средствами к обнаружению преступления, установлению фактических обстоятельств дела, выявлению виновных либо к опровержению обвинения или смягчению вины обвиняемого;

д) деньги и иные ценности, нажитые преступным путем.

Каждый из перечисленных видов вещественных доказательств способен нести определенную информацию и является объектом диагностирования. Это относится даже к деньгам и ценностям, нажитым преступным путем, или они фигурируют в качестве предметов, являющихся объектом преступных действий. Еще более тесно связаны с механизмом преступления те предметы, которые способны выполнять роль «поличного». К ним могут быть отнесены следы, образовавшиеся в результате преступного деления (следы взлома, механические повреждения одежды и т.п.); предметы и следы, способствующие установлению времени, места, способа обстановки совершению преступления; предметы и следы, уличающие определенных лиц в подготовке, совершении, сокрытии преступления или опровергающие обвинение.

Учитывая место следов среди вещественных доказательств, в том числе среди «поличного», и их информативную роль, можно прийти к обоснованному выводу о том, что следы являются одним из распространенных объектов диагностического исследования. Если добавить значение следов, выступающих в роли идентифицирующего объекта при отождествлении предметов, то становится понятным то большое внимание, которое уделяется им в криминалистике. Это внимание выражается, в частности, в постоянных попытках уточнить трактовку понятия «след», классифицировать следы по различным основаниям. Важность практического значения следов подтверждается многочисленными публикациями методического характера по обнаружению, фиксации, изъятию и исследованию следов.

Стремясь охватить широкий круг материальных изменений, вызванных событием преступления в окружающей обстановке, предлагалось делить следы по такой схеме: следы человека и разные следы, относят к ним не только следы отображения, но и любые иные следы - следы от горючих веществ, следы подделки документов, выдвигались предложения создать классификацию материальных следов, способную отобразить многовариантность действий преступника на месте происшествия Лузин И.М. Моделирование при расследовании преступлений//М., 1981.с.53-57. для этого предлагалось классифицировать эти следы на следы действия и следы перемещения. Р.С. Белкин, отмечая возможность классификации материальных следов по различным основаниям и имея в виду, что их источником является преступление (отражаемый объект), состав которого служит основой для классификации в уголовном праве, предложил по аналогии делить следы на: следы краж, следы разбоя, следы убийства, изнасилования. При этом им допускалась возможность более дробной классификации по способу каждого вида преступлений.

Для криминалистической диагностики большое значение имела тенденция расширения круга объектов - материальных носителей уголовно-релевантной информации. Отходя от традиционно трасологической трактовки следа как отображения, криминалисты предложили следующие деление материальных следов преступления: следы - отображения, следы - предметы, следы вещества Белкин Р.С. Криминалистика//М.,2000, с.210.

Представление материальной обстановки места преступления в качестве структуры и диагностирование ее с позиции системного подхода призваны обеспечить как анализ каждого из элементов системы, так и всю систему в целом. В качестве элементов выступают следы, трактуемые в данном случае достаточно широко. Этим понятием при системном подходе обозначают всякое изменение структуры материальной обстановки, возникшее в результате преступного события и в силу этого способное нести информацию в механизме преступления. При диагностическом изучении материальной обстановки места происшествия как структуры существенное значение имеют факторы пространства и времени. С позиций такого подхода можно обнаружить и зафиксировать все те признаки, которые свидетельствуют о происшедших изменениях. Эти признаки выявляются путем сопоставления первоначального состояния структуры с ее состоянием как системой, отражающей событие преступления.

Наряду с вещественными доказательствами (вещной обстановкой), представляемыми в качестве материальных предметов, объектами диагностирования могут быть и модели этих предметов. Так, невозможно изъять и сохранить многие виды отображений в их натуральном виде вызывают необходимость изготовления слепков и иных копий.

В подобных случаях можно говорить с достаточным основанием о получении модели вещественного доказательства, причем модели предметной (в отличии от логической, математической). Говоря о такой модели в информационном плане, необходимо отметить главное - она способна воспроизводить определенные признаки оригинала, главным образом пространственно-геометрические. Вместе с тем при моделировании возможно качественное изменение информации, перевод негативного отображения в позитивную модель. Так, например, копия (гипсовый слепок), получая с объемного следа обуви в грунте, представляет собой модель подошвенной части обуви, оставивший след, с которой не будет проводиться сопоставление. Получив копию следообразующего объекта, становится возможным изучать его признаки не в виде их отображения, а как бы непосредственно. К тому же новая модель позволяет судить не только об образовавшем след объекте, но и о механизме следообразования. Таким образом, познавательная функция модели определяется тем, что она (модель) становится предметом носителем той информации о следе, которое поддается копированию.

Рассматривая производные вещественные доказательства в качестве материальных носителей информации, следует особо подчеркнуть, что их изготовление осуществляется на основе научных методов с применением современных средств и специально разработанных приемов, с соблюдением всех требований процессуального закона.

Нельзя не коснуться еще одной категории материальных носителей, необходимость в которых может возникнуть при диагностировании, - образцов для сравнения. Это могут быть образцы объектов, в отношении которых поставлены вопросы об их состоянии в данный момент, отличии от первоначального состояния, причинах происшедших изменений. В подобных случаях в качестве образцов для сравнения могут фигурировать пломбы, запирающие устройства. Это могли мыть образцы для сравнения при диагностике действия, в том числе преступного (например, изготовление поддельных денежных знаков или ценных бумаг), и др.

Подводя итог вышеизложенному, можно прийти к выводу о том, что в качестве предметов - материальных носителей криминалистики значимой информации как объектов криминалистической диагностики могут фигурировать:

вещественные доказательства, в том числе предмета, орудия, средства, связанные с совершением преступления и обстоятельствами, подлежащими установлению;

следы как разновидность вещественных доказательств, представление собой отображение признаков оставивших их объектов и механизма их образования;

вещественная обстановка места происшествия в целом, включающая объекты первой и второй группы;

материальные объекты вещественных доказательств (следов), их копий;

объекты из числа перечисленных, которые не имеют статуса вещественного доказательства, но могут явиться объектами для оперативного исследования или перейти в разряд вещественных доказательств;

образцы, предназначенные для сравнительного исследования.

Как известно, представления об объектах и явлениях окружающей действительности, воспринимаемых с помощью органов чувств, осуществляются в виде образов. Воспринимаемые и запечатлеваемые в мозгу образы предметов и явлений обладают определенной пространственной и структурной выраженностью. Эти образы способны отражать свойства предметов и явлений как в статическом, так и в динамическом их состоянии.

Наряду с рассмотренной предметной формой, в уголовном процессе существуют еще три формы фиксации доказательственной информации:

а) вербальная (словесная), техническими приемами которой служат протоколирование и звукозапись;

б) наглядно-образная, реализуемая при фотографировании, киносъемке, видеозаписи;

в) графо-аналитическая, осуществляемая путем отображения объекта с помощью схематических и масштабных планов, чертежей, зарисовок.

Таким образом, при криминалистической диагностике могут быть использованы материальные носители информации во всех ее четырех формах: предметной, вербальной, графо-аналитической, наглядно-образной. Каждая из приведенных форм имеет свои плюсы и минусы, каждая должна быть анализирована, в том числе с точки зрения ее достоверности, что составляет ее содержание первой стадии методики экспертного диагностического исследования.

В заключении необходимо подчеркнуть, что решение диагностических задач, в отличии от идентификационных и классификационных, чаще требует представления дополнительных материалов, необходимость в которых возникает по мере диагностирования. Такая необходимость может касаться проведения следственного эксперимента, повторного осмотра места происшествия, его реконструкции, допроса лиц для уточнения их показаний и др.

IV. Криминалистическая диагностика в практике следствия

Роль криминалистической диагностики в построении следственных версий

В криминалистике существует весьма большое количество определений версий. Они содержатся в каждом учебнике криминалистики, в многочисленных монографиях и пособиях.

Из сущности версии как гипотезы, вытекают и требования, предъявляемые к построению версий. Это, во-первых, то, что версия как обоснованное предположение должна опираться на факты. Вторым требованием является облечение построения версии в форму логической процедуры, результатом которой является предположительное умозаключение. При этом как основания, так и процесс умозаключения должны быть четко определены, обеспечивая возможность их проверки в любой стадии. И, наконец, третьим необходимым условием построения версии считается то, что проверка версии должна начинаться с анализа умозаключения, выведения следствий из версии.

Сопоставив имеющиеся в литературе определения версий, автор пришел к обоснованному выводу о том, что эти определения в зависимости от того, на чем делался акцент их авторами, можно подразделить на логические, содержательные и функциональные.

Первая группа определений (логические) трактует криминалистическую версию как разновидность гипотезы.

В этой же группе определения логической природы версии находятся и представители несколько отличной точки зрения. Их позиция заключается в том, что версия объявляется сходной с гипотезой, однако сами понятия не отождествляются. Так, С.А. Голунский отмечал, что всякая версия по своей логической природе сходна с тем что в науке называют гипотезой. При этом отличие версии от гипотезы он видел в характере объясняемых ими фактов и в степени их научной обоснованности.

Аргументируя отличие версии от гипотезы, приводят и иные основания. Так, Г.В. Арцишевский перечисляет в качестве отличительных признаков: процессуальный порядок проверки версии; ее динамичный, поисковый характер; возможность активного противодействия в ходе ее проверки со стороны заинтересованных лиц; содержание (юридически важные обстоятельства дела). Наряду с этим, по мнению автора, отличие заключается еще и в том, что гипотеза не всегда может быть подтверждена достигнутым уровнем практики Арцишевский Г.В. Следственные версии//М., 1973.с. 7-8.

Деля гипотезы на общие, частные и рабочие, обычно указывают и на сферы их применения. Общие - это предположение о свойствах или причинах, объясняющих происхождение определенной группы однородных явлений. Сфера применения общих версий - это познание закономерностей развития природы, общества, мышления.

В отличие от общих частные гипотезы представляют собой «предположения, объясняющие существование, свойства и причинную зависимость между конкретными единичными фактами, явлениями, событиями» Старченко А.А. Гипотеза//М., с.12-13. Сфера их применения - экспериментальная часть естественных наук, общественно-исторические науки (история, археология, экономические науки, языкознание и т. п.), практическая деятельность, в том числе судебно-следственная

Являясь разновидностью частной гипотезы, версия, по мнению сторонников логического ее определения, обладает такими специфическими особенностями, которые проистекают из особенностей сферы ее использования - судебно-следственной:

1) версия конструируется и используется в уголовном судопроизводстве;

2) версия опирается на факты (признаки), объясняет факты и обстоятельства, способствующие установлению истины по делу;

3) проверка версии ограничена сроком, определяемым законом;

4) для проверки версии используются специфические методы и специфические формы их реализации;

5) проверке версии может быть противопоставлено активное противодействие со стороны лиц и целых групп (группировок, сообществ), заинтересованных в сокрытии истины по делу путем дискредитации версии, подрыва веры в ее истинность.

Содержательное объяснение версии исходит из характеристик и круга объясняемых фактов, объектов, явлений. С учетом этого версия по своему содержанию может касаться всего события в целом (всех элементов состава преступления) или отдельных элементов, обстоятельств события, групп фактов. Подобная точка зрения нашла отражение во многих учебниках криминалистики и монографических исследованиях Винберг А.И., Миньковский Г.И., Рахунов Р.Д. Косвенные доказательства в советском уголовном процессе//М.,1956.с.86.

Классификация криминалистических версий:

1) по субъекту выдвижения - следственные, оперативно-розыскные, судебные, экспертные. Разновидностью следственных названы розыскные версии следователя;

2) по объему (кругу объясняемых фактов) - общие и частные;

3) по степени определенности - типичные и конкретные.

Классификация признаков совершенных преступлений:

А. По содержанию: признаки приготовления к преступлению, его совершения, сокрытия и признаки использования результатов преступления;

Б. По месту проявления: проявляющиеся на месте преступления или на месте происшествия (если эти места не совпадают); проявляющиеся на иных местах; проявляющиеся в материалах государственных и общественных организаций; проявляющиеся в быту и личной жизни преступников и их связях; содержащиеся в данных о других преступлениях или происшествиях;

В. По связи с событием преступления: непосредственно указывающие на возможное преступление; признаки инсценировок и иных способов сокрытия преступления;

Г. По связи с предметом доказывания: оцениваемые как прямые доказательства; оцениваемые как косвенные доказательства (к их числу относятся и улики поведения);

Д. По отношению к процессу отражения: необходимые и случайные.

Из приведенных групп признаков для построения версии о механизме преступления должны быть взяты признаки группы А (совершение преступления), Б (на месте происшествия), Д (признаки отражения - необходимые и случайные).

Предвидя возможные замечания по поводу того, что мы достаточно часто сопоставляем криминалистическую диагностику с медицинской, необходимо отметить следующее. Дело не в различиях диагностик по сферам их применения. Главное заключается в типичности, модальности самого процесса диагностирования, в том, что является его сущностью и определяет его технологию, в какой бы области науки или практике он ни осуществлялся. Это - всегда исследование набора признаков, гипотетическое представление на основе этих частностей об общем, индуктивное движение к этому общему с постоянным чередованием индукции с дедукцией, вплоть до предельной (или близкой к ней) конкретизации, и превращение гипотезы (версии) в достоверное знание.

Делись добром ;)